mordig81 (mordig81) wrote,
mordig81
mordig81

Categories:

Вахта Памяти - 2009 Озерна - Госьково Ульяновский Калужская

Наконец-то нашел время написать о как провел лето как съездил на Вахту Памяти.
Во-первых, выбил отпуск из своего начальства (как всегда пишут 28 дней, а отдыхаешь 14, остальные типа не оплачиваются). Во-вторых, купил себе рюкзак (Алтай 80 - очень удобный) и коврик; спальник и щуп подарили. Единственный минус не смог найти на себя хороший камуфляж, поэтому ехал в остатках того, что было.
Надо отметить, момент, что ехал я впервые с 2005 года с отрядом на полный срок и с 2007 года вообще последний раз был на Вахте (в 2006 и 2007 году мы приезжали на машинах с Юрой Парчайкиным к отряду, стояли вместе, но имели больше свободы как в поиске, так и проживании). .
Сразу скажу, что "пионерия" в отряде меня доставала - ориентированность на воспитание школьников, "бойцы зовут и ждут", куча всяких патриотических ритуалов. Спасало, то что сложился хороший коллектив + были "старые бойцы" - Михалыч и Пашка.

Очень мощным минусом было то, что все время до Вахты руководство било в грудь и утверждало, что отряд едет в Колодезы. Но за неделю до Вахты было решено, что едем в район Озерна - Госьково, поближе к Новикову, так как надо будет тогда выбивать отдельное разрешение на поисковые работы. Однако основной целью было посмотреть новый район, причем главная фишка в том, что участников Вахты Памяти допускали до работы в заповеднике "Калужские Засеки".  Пришлось срочно перелопачивать свои архивные документы, чтобы найти какие-нибудь зацепки + была информация о сейфе 346-й сд недалеко от Ульяново (да на сейф так и не съездили - типа  экономили).
Выехали 27 апреля в 8 часов на ПАЗике (водитель был новый, поэтому автобус шел в основном со скоростью 60 км/ч) и ГАЗели (28 человек было) - в районе 5 часов доехали до Ульяново, где и решили поспать. С утра 28 апреля закупились в Ульяново - запомнилась красивая недостроенная церковь в центре села. Поехали в сторону Госьково, взяв в плен местного аборигена. Как всегда сказки - я не копал, ничего не знаю, моя хата с края. Хотя козельские про них рассказывают, что когда загорается дом все разбегаются, так как возможность взрыва высока :)
Проехав Заречье, у поворота вглубь заповедника встретили Новикова - главу калужских поисковиков с кучей поисковиков. По его словам в районе Новой деревни (Сметские Выселки) поднимают в каждой ячейке бойцов, но его слова всегда надо делить как минимум на 2, если не на 4. И правда как оказалось подняли к тому моменту 3 бойцов, но с 1 хорошо читаемым медальоном. Рассказал, где стоит основной лагерь, но Андрей, молодой командир, взял у него рацию, чтобы связаться с козельскими поисковиками. Заехали в лагерь к Козельским поисковикам, я познакомился с козельским командиром Владимиром Матроскиным (очень хороший человек). Он уговорил нас стать лагерем возле него, на поле - мы согласились и как выяснилось не зря - основной лагерь стоял в не очень хорошем месте. Буквально в 30 м от палаток шла немецкая передовая сентября 1942 - через 300 метров наша.  Оставив молодежь разбивать лагерь, Владимир с небольшой группой (в том числе и я) рванули на разведку местности. Мы выдвинулись по дороге с выс. 250,2 на урочище Озеренский - Владимир показал пару мест, отметив специфику места - в основном бойцы лежат по оврагам. По его словам, как говорил ему старый лесник - после войны сбрасывали с полей убитых в овраги и закидывали зачастую ветками. В одном месте, где в  2000 году Владимир поднимал бойца, чуть ниже он зацепил предплечье - как выяснилось только одно - скорее всего от поднятых ранее им 2 бойцов. Показал место, где по найденному в ручье кошельку было обнаружено захоронение 19 наших бойцов. Вернулись в лагерь - там все было уже готово - поставлены палатки, собраны дрова, сделано кострище и бревна у костра + оборудовали в овраге места для умывания и набора питьевой воды. Вечером поехали с Козельским командиром смотреть наводки по "ямам" (санитарные захоронения) - в Грыни обследовали пару воронок - одна с острым углом дна и парой мелких останов на бруствере показалось поднятой, но позже именно там было найдено захоронение (кто-то лет 10 назад копнул шурф, дошел до останков, увидел что не гансы и бросил). В Озерна пошли в гости к деду - 1929 года рождения замечательная память, живет один, активный, в одиночку ведет хозяйство. Он рассказывал, что деревню немцы постоянно обстреливали, постоянно уничтожали артиллерией наши штабы. Вспомнил как 18 мая 1942 немцы сильно бомбили деревню - у него ранило мать, а в его доме убило военфельдшера, который у них жил.  Рассказывал как 11 августа 1942 немцы начали свое наступление, потом где чего после войны находили и т.д.
Показал недалеко от дома захоронение - с его слов командира с медсестрой, когда пришел в отпуск из армии их случайно нашли при строительстве дома, была найдена вместе с ними бутылка с данными на них. Потом показал на южной стороне оврага захоронение весной 1942 года, при котором присутствовал лично. Выезд на местность, например, помог понять почему немцы задерживались в центре деревни - населенный пункт разделяет хороший овраг.  
С утра 29 апреля основной состав отряда выдвинулся на овраги - я же с 5 ребятами рванул на разведку на запад от лагеря, в направлении Мызин - Богдановка. На протяжении 7 км наткнулись лишь на 1 нашу позицию, при том, что на обратном склоне оврага были немецкие ячейки (патроны) августа 1942. Перескочили Одронку, но кроме непонятных железяк больше ничего не нашли - при обратном форсировании речки умудрился промочить ноги (был в кроссовках + "спасибо" бобровой плотине). Вышли точно на Богдановку - несколько разрушающихся домов и один жилой. Бабушка из Москвы с братом-глухонемым указала где у них колодец и сообщила, что с утра в направлении Мызина выдвинулась кавалькада машин. Мы пообедав (сухпаек - банка тушенки на 2 + четвертинка хлеба) пошли в ту же сторону. По пути стали попадаться возвращающиеся ребята из других поисковых отрядов с мощными металлоискателями - запомнилась девушка-москвичка, в макияже, шортиках и солнцезащитных очках - такое чувство что в Москве находится. Особенно усилило впечатление, когда она нам поведала томным голосом: "здесь ничего нет". Хотел добежать до выс. 257,2, но времени не хватило. На обратном пути из из моих подопечных нашел в шурфе "прикольную пластиковую штучку". Несмотря  на то, что парень был как минимум в 4 раз на Вахте - опознать взрыватель минометной мины на боевом взводе он не смог. А это могло ему стоить как минимум нескольких пальцев. Возвратились в лагерь - я себе сбил хорошо ноги, но легкомысленно не принял никаких мер. Основной части отряда повезло больше чем нам - Людмила Андреевна (молодец, так как она копала никто больше не смог за ней угнаться), учительница из Старого Шайгова - подняла советского бойца + к вечеру в другом шурфе нашла череп и больше ничего. У Михалыча - было еще интереснее. Так как мы находились в зоне заповедника - шурфы надо было закапывать (егеря заставили кого-то из москвичей посадить дерево взамен уничтоженного им) и новички сдавали свои шурфы своим командирам. И вот под вечер, проверяя  шурф у парня из Торбеево, он на глубине 2 штыков заметил выступающую голень. Состоялся следующий диалог: Михалыч: Это ты корень решил оставить. Парень: Ну да, не рубится зараза. :)
На звездочке Михалыч радовался за парня, я ему еще на ухо сказал - надо еще посмотреть наши это или гансы. И как воду глядел - на следующий день было эксгумировано 3 немцев с 1 медальоном.
С утра 30 мая выдвинулись на овраги в районе ур. Озеренский, но я смог проработать лишь полдня - после обеда остался в лагере лечить свои ноги. К вечеру выяснилось, что день был исключительно немецкий - после подъема 3 гансов основная часть отряда ушла за 2 км в другой овраг, но и там на склоне было найдено еще 5 гансов с серебряной печаткой и штык-ножом (последний был без ножен и глина съела лезвие). С гансами плохо получилось - из-за того что их оставили на раскопе - первых трех кто-то увел, скорее всего похоронили как наших. Мне из гансовского хабора как трофей в последующие дни досталась пустая бутылка из под коньяка с клеймом - птичка над щитом с 3 французскими лилиями. К вечеру приехал Юра Парчайкин с Николай Андреевичем, старым командиром - они прибыли еще днем, но их перехватил Новиков и увез вглубь заповедника. Чуть позже них подъехал - Дима Ваганов (мы с ним копали в 2001-2003 годах) из Москвы на своей семерке.
С утра 1 мая я с Юрой Парчакийным и Димой Вагановым + человек еще 7 поехали в заповедник. Остальной отряд разделился на 2 части и поехал в Грынь и Озерна. Оба отряда нашли захоронение, при том что в Грыни оно было двухслойное - подняли в общей сложности из обоих захоронений свыше 80 бойцов и несколько медальонов. Один прочитали -
Кабанков Василий Исаевич 1904 Саратовская, Петровский, с. Грязнуха. По данным ОБД-Мемориал - п/б в ноябре 1941. Скорее всего погибли при освобождении деревни в Московском контрнаступлении декабре 1941 - январе 1942.
Мы же со своей командой заехали вглубь заповедника к почти исчезнувшей Новой деревни (Сметские Выселки) и выдвинулись на запад. Первые впечатления - очень красивая природа и очень сильно покопано лет 10-15 назад. Как выяснилось в начале 90-х группа офицеров из Козельской дивизии РВСН занялись поиском - благо ракетные точки в заповеднике есть, брали весной с собой около 100 солдат и каждому ставили норму в 6 шурфов. Поднимали они много, но между их шурфами Юра Парчайкин нашел бойца на глубине 40 см. Его брат, Володя, буквально в полметре от него еще одного бойца, а Паша Гунькин - в не докопанным когда-то солдатами пулеметной ячейке еще двоих. Бойцы у братьев Парчайкиных были хорошо экипированы, но без оружия: гранаты ргд, котелки. каски, часы, перочинные ножи и у каждого по 2 медальона. У Юриного бойца было 2 железных, а у его брата 2 эбонитовых (скорее всего1 из них был взят у убитого товарища или был запасным). Я как бешеный бил шурф за шурфом благо был песочек - в одном месте настучал щупом каску, но кроме нее на дне ячейки была лиониловая мазь в стеклянной банке и рваный резиновый сапог - привет от солдат-поисковиков. В середине дня на нашу работу приехали посмотреть егеря, а затем Новиков  с директором заповедника. Первый уговорил Юрку открыть медальоны и сделал это он на отлично - оба медальона были заполнены, но прочитался невооруженным взглядом лишь один: Сиделев Иван Семенович 1923 Красноярский, Назаровский, ..ариновка. Адрес родственников: Красноярский, Назаровский, ..ариновка, мать Сиделева Елизавета Кузьминична. По данным ОБД-Мемориал - пропал без вести 25 августа 1942 года западнее Сметские Выселки из состава 1-й гвардейской Московской мотострелковой дивизии 3-й танковой армии. Там мы их и нашли - погибшими от минометного обстрела. Скорее всего пропавшими они оказались из-за того, что похоронившие их бойцы погибли в тот же день.  К вечеру Андрей Казаков под большой сосной нашел офицера - знак "Гвардия", сапоги, ложка из нержавейки, пустая кобура от нагана и  эбонитовый медальон с отколотой осколком верхней крышкой. Осколок не только убил офицера, но и лишил его надежды на опознание.
Днем 2 мая в заповедник поехала основная часть отряда - еще одна выдвинулась в Грынь для окончательного подъема захоронения. В заповеднике обратно отличился Юра Парчайкин - в 300 метрах от своего бойца он среди шурфов солдат нашел бойца, а ездивший с ними врач в годах - еще 2 двоих с пустым эбонитовым медальоном. Запомнилась из этого дня экологическая тропа - идешь  по лесу и вдруг попадается стальной щит на деревянных стойках на котором написано о ели или других деревьях заповедника. Кроме того, я выдвинулся в сторону исчезнувшей деревни Сметская, но ушел налево и вышел к песчаному карьеру, бывшей свалке. Так загадить красивое место природы может только человек. Вышел в одном месте на сюрреалистическую картину - поляна усеяна несколькими десятками пластмассовых кукол и у многих на голове вместо волос... мох.
На следующий день отряд выдвинулся в сторону урочища Озеренский - первая половина дня прошла в ковырянии железа в оврагах - нашел ячейку забитую военным хламом (в том числе дюралевая фигня с 2 болтами). Пообедали, после чего наш старый командир, Николай Андреевич (поисковик от Бога), повел на место где нашел бойца. Типичная картина - бойцы находились в воронках впереди и за траншеей. У Николая Андреевича боец лежал в 5 метрах впереди траншеи: с противотанковой гранатой, в хорошо сохранившейся плащ-палатке... и 50-мм немецким хвостовиком в животе. Он был уже расчищен - играя на публику, Николай Андреевич отвернул плащ-палатку и на месте кармана вместе с перочинными ножиками (их было 3 у бойца) лежал эбонитовый медальон. Как оказалось впоследствии заполненный чернилами, которые растворились (на экспертизе). Одной из находок был ниппель, как впоследствии оказалось непростой находкой.
Мы встали рядом и стали долбить каждую ямку (нет у нас глубинников - наши командиры считают, что они "развращают" народ). Здесь отличилась женская часть нашего отряда - Людмила Андреевна (мама Паши Гунькина) и ее ученица Вера нашли по бойцу. У Людмилы Андреевны было двое советских бойцов с частью алюминиевой ложки (надпись Шура + Маша = Наш..., на обороте 1941/1942) и 1 медальоном:
Мартынов Пахом Васильевич курсант 1921 Саратовская, Пугачевский, с. Преображенка Адрес родственников: Саратовская, Пугачевский, с Преображенка, Мартынов В.И. По данным ОБД-Мемориал убит 3 сентября 1942 года, служил в 8-м отдельном мотоциклетном полку 3-й танковой армии (вот и разгадка ниппеля).  А на том же листе на одну строчку ниже идет Динулов Хайсет Ануйлович 1920 Татарская АССР, Державинский, с. Тат. Бизнэ. Адрес родственников: Татарская АССР, Державинский, с. Тат. Бизнэ, отец Динулов Ани. Он был набит щупом Николай Андреевичем и поднят его сыном Андреем. Его спасла от безвестности алюминиевая ложка, на которой он не поленился нацарапать свою фамилию, а на обороте инициалы. У Веры боец был без медальона в каске и с очками в кармане....
4 мая одна группа во главе с Андреем Кручинкиным поехала на ГАЗеле в Кировский район готовится к захоронению нашего земляка, найденного 2 года назад местным жителем и опознанного то же по ложке - Филькин Степан Архипович с.Лемдяйский Майдан Старошайговский район, МАССР. Боец 326-й сд, пропавший без вести 5 марта 1942 года. Кроме того, уехал Юра Парчайкин со своей командой и Николай Андреевичем.
Оставшиеся поработали у лагеря, но в основном было железо - я нашел немецкую дымовую шашку. К вечеру приехали МЧСники - при этом их движение сопровождалось взрывами (лагеря поисковиков растянулось как минимум на 10 км вдоль дороги). Прикольно было смотреть как "саперы" таскали ведрами немецкие 50-мм минометные мины из оврага. Сделали бабах и уехали.
5 мая выехали в город Киров Калужской области. По пути проезжали город Жиздра - благодарность камраду Zhizd - красивый городок с указателями. Последнее было важным - нам пришлось минут 30 плутать по Людиново из-за отсутствия указателя на развилке при въезде в город. Проехали город Киров и прибыли на место - к братской могиле у д.Якимово.  При этом оказалось, что приехавшие раньше не сидели без дела - при рытье могилы они наткнулись на захоронение (военком случайно указал место, а границ захоронения никто не знал), подняли больше 30 бойцов с патронами, противогазами и т.д. + 1 пустой эбонитовый медальон. Однако захоронение было большим и было решено его подъем не продолжать. Мое мнение: надо было либо сразу без подъема в другом месте могилу копать, либо поднимать полностью захоронение - другого шанса не будет, а лежат они с медальонами. Провели захоронение, после чего выехали домой. Утром 6 мая были уже в Саранске - доехал до дома помылся и вырубился спать.
Dixi.
Tags: wirbelwind, Поиск
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 10 comments