mordig81 (mordig81) wrote,
mordig81
mordig81

Category:

Бой за с. Богданово-Колодезы 20 августа 1942. 1-я часть: Штурм.

Сегодня 71 год с даты штурма с. Богдановы - Колодезы (в дальнейшем Колодезы), где уже больше 20 лет работает наш отряд. Это село и часть леса восточнее обороняла в августе 1942 326-я стрелковая дивизия, сформированная в Мордовской АССР.
Ниже текст (описывает бой 20 августа за Колодезы, перевод мой) из воспоминаний старшего фельдфебеля Эмиля Каминского, командира взвода 1-го батальона 446-го пп 134-й пд, который 15 октября 1942 года был награжден Рыцарским Крестом (за штурм и оборону Колодезы).
12 июня 1944 года Эмиль Каминский, офицер по поручениям 1-го батальона 446-го пп 134-й пд, был награжден Дубовыми листьями к Рыцарскому Кресту.
5 июля 1944 года Эмиль Каминский умер от ран в районе Бобруйска.
------------------------------
Залпы из "Сталинского органа" заставляют лесную землю вздрагивать. Ветви и комки земли приземляются на спину продвигающихся вперед солдат. От северной петли ручья Медведка сюда „долбят“ пулеметы Максим. Вдоль 2-й просеки шлепают гусеницами 3 танка Pz-IV.
В покрытом папоротнике поперечном овраге на короткое мгновение становится заметным верхняя часть туловища фельдфебеля Каминского. Командир взвода, с направленным вперед пистолет-пулеметом, находиться в примерно 20 шагах впереди на 1-й просеке. Группы Мартини и Шроттер следуют вплотную (за ним), фельдфебель Экке с группой управления роты и фельдфебелем медицинской службы Шпорлейном присоединяются к передовому танку. Когда ручей Медведка стало видно между деревьями, танк останавливается.
Каминский спешит к унтер-офицеру Мартини. Непосредственно на берегу ручья командир отделения обнаружил сооруженный из стволов деревьев бруствер (ДЗОТ) противника.
Усиливается обстрел противника. Связной спешит к первому Pz-IV, мотор которого стучит на холостом ходу. Короткий спор между командиром танка и связным. Танк, привязанный в твердой проезжей части просеки, что мешает возможности наблюдения, не в состоянии действовать в данный момент.
Несмотря на обстрел, Каминский спешит к командиру роты, затем к фельдфебелю Экке. Одно ПТО подтягивается перекатыванием своим ходом на колёсах, с помощью солдат впрягшихся в трос по 1-й просеке. НП связывается с командиром роты, Каминским и фельдфебелем Экке; второе ПТО выдвигается на огневую позицию.
Местность насколько возможно неблагоприятна. Тот, кто отклоняется от просеки, тонет по сапог в болоте.
С двумя группами Каминский наносит удар в направлении северной петли ручья Медведка, фельдфебель Экке сворачивает налево с группой управления роты. Основание бруствера (ДЗОТа) поражается снарядами ПТО. Удается выдвинуть оба ПТО. В стремительно развивающемся вводе в бой (орудий) используется обстрел.
Тем не менее, советы не принимают никаких мер для оставления этого хорошо оборудованной оборонительной позиции. Они концентрируются целиком и полностью на обороне против одного противника, который может двигаться перед ними только по обеим просекам.
Каминский с его солдатами достигает сухого места, Экке мучит себя гнилью, тиной и болотом. Командир группы управления роты стреляет один раз (ракетой) белого цвета, Каминский отвечает на сигнал. В следующую минуту обе группы начинают решающий удар.
Когда русские замечают, что они внезапно обхвачены - для рискованного маневра отступления слишком поздно. Каминский прорывается как первый на позиции бруствера. Он и его солдаты захватывают 5 тяжелых пулеметов Максим и большее количество боеприпасов, 16 красноармейцев захвачено в плен.
Шум боя немного стихает. В течение (нескольких) минут можно слышать только лишь шлепки русских легких и средних минометов; немного грохочут пистолет-пулеметы. Немецкие танки достигают края просек, тем не менее, поворачивают назад при начавшемся обстреле "Сталинскими органами". Он ведется почти одну четверть часа. Танки, ПТО, рядовые мотопехоты и резерв батальона несут потери.
Однако, продолжают быстро продвигаться - противнику нельзя дать времени (для перегруппировки)!
Каминский собирается, договаривается с ПТО, преодолевает проволочное заграждение перед ручьем и устремляется к берегу. Соседний взвод остановлен оборонительным огнем противника около опушки леса.
«Следуй (за мной)!» кричит Каминский.
Плотный береговой кустарник предоставляет прикрытие. С опушки леса передовая группа первого взвода пытается установить соединение. Один пулеметчик встречается посреди бега с 76-мм снарядом. Губы Каминского становятся бескровными и начинают дрожать, когда он видит эту ужасную картину.
Яростно «щелкают» Pz-IV. Почему никто не указывает (цели)? Где находится НП?
На возвышенности Колодези испаряются облака, образующиеся при взрыве; последняя группа пикирующих бомбардировщиков «ревет» в западном направлении.
«Укрыться!» кричит унтер-офицер Мартини.
Снаряды вражеской артиллерии обрушиваются в ручей. Водные колонны высотой в метр поднимаются и заливают мужчин на берегу бурлящей пеной.
Каминский хватает рукоятку ракетницы. Снова эти проклятые «Ратшбум!». Примерно на 10 шагов ниже по течению ложатся попадания.
Стрелковая цепь солдат первого взвода устремляются против одной ложбины, грохочут пулеметы. На краю 2-й просеки стоит один Pz-IV, ведя огонь. «Щелкает» ПТО. Фельдфебель Каминский придирчиво наблюдает попадания.
Выстрел русского ПТО! Попадание в трех шагах перед носовой частью! Следующий выстрел попадает в среднюю часть корпуса. Только двое танкистов смогли выпрыгнуть. Танк горит как факел, детонирует боезапас.
«С железными ящиками одно горе», замечает один. И второй бросает, что с ними всеми только один конец. Шроттер оказывается оптимистичным вопреки горящему танку. Он думает, что остальные обещанные танки должны "катиться" к удаленному на примерно 1,5 км временному мосту и повернуть оттуда.
«Не думай», говорит баварец, «вокруг никто больше не осмеливается (сунуться) в проклятую болотистую лужу - только мы сидим в этом. Ваше здоровье, прощайте!»
Каминский по-новому инструктирует НП. Данные идут на батарею легких полевых гаубиц.
Проходят минуты. Отрывистый шум боя проникает с южного направления. Мартини прижимает кулак к каске назад и смотрит вопросительно на Каминского. Его черты лица остаются неизменными. Быстрым взглядом он убеждается, как подтягиваются ПТО перед бруствером (ДЗОТом) на позициях. Посреди ручьев «долбит» серия сверхтяжелых реактивных снарядов.
Выстрелы ПТО - три раза быстро сменяя друг друга! Каминский высоко прижимает справа пистолет-пулемет, выхватывая левой ракетницу, а также пистолет «ноль-восемь» и кричит:
«Все за мной!»
Вскоре после этого солдаты переходят в брод ручей Медведка. Вода доходит им до груди. В середине ручья несколько метров нужно пересечь вплавь.
Достигнув противоположного берега, Каминский навскидку стреляет.
«Третий взвод сомкнись! Быстрей, быстрей, дальше!»
Фельдфебель Каминский во главе своего взвода, сгорбившись, мчится против одной впадины. Преследуемый огнем "Максима", он скоро оказывается в укрытии, вскакивает и дальше мчится.
Проклятые «Ратшбум»! Они снова стреляют!
«Сюда, Мартини! За мной!»
Большая часть взвода продолжает находиться в 150 метрах перед одной траншеей и достигают края трясины, водяные колонны попаданий обрушиваются с высоты.
Без долгих раздумий солдаты преодолевают в брод тухло пахнущую воду, которая им доходит коленей.
От высоты Колодези грохочут пистолет-пулеметы, фиолетовые сигнальные ракеты выстреливаются советами в трех различных местах.
Каминский выбирается на берег, осуществляет поворот и направляется к группе кустов. В 10 шагах за кустарником тянется вдоль него земляной желоб. И в этом желобе - красноармейцы снаряжают пулеметные ленты. В одну секунду они смяты.
Следующая низина предоставляет превосходное укрытие. Фельдфебель мчится в южный конец и высматривает Экке. С задыхающимися легкими сюда бежит Шпорлейн.
«Где Экке?» Каминский спрашивает фельдфебеля медицинской службы.
«На берегу. Он не может высвободиться из-за сильного обстрела орудиями»
С быстрыми шагами Каминский перепрыгивает через траншеи, бежит в укрытие за загибающимся поворотом кустарником ивы. Две зеленые (ракеты) вблизи берега!
Наконец, прибывает Экке с несколькими (солдатами) из группы управления роты! Где, к черту, остаются другие? Где вообще, находится большая часть роты, батальона? И мотопехоту также не видно везде и всюду!
Удары разрывов собственных ПТО ложатся примерно в 30 шагов перед проклятыми русскими «Ратшбум». Вплотную перед передовой группой первого взвода, которая теперь переправляется примерно в 50 метрах ниже северного петли ручья Медведка, неоднократно облитые (водой).
«Сюда, сюда!»
Группы первого взвода пытаются под огнем противника атаковать высоту. Многие остаются на этом пространстве; это потрясает, когда смотришь на это, но вмешаться нет (возможностей).
«Там, Миль!»
Теперь отчетливо видно: Фельдфебель Экке склонился, предоставляя огневое прикрытие немногим стремительно продвигающимся вперед (солдатам) первого взвода. - Адский грохот! - Вражеская артиллерия переходит к обстрелу прямой наводкой!
Ее первые снаряды взрываются среди основной массы второго взвода. По-новому организующиеся (перегруппировывающиеся) замечены «Ратшбум», прекращается быстрое преследование, очень сильно сокращается первый взвод - обстреливается из пулеметов. С этим беда!
Каминский ожидал несколько совсем другое. И теперь приходит время!
Теперь!
В момент, когда русские артиллеристы разворачивают свое 76-мм орудие, группы Мартини и Шроттера с фельдфебелем Каминским осуществляют перебежку в составе подразделения.
«На них!»
Почти перед новым выстрелом «Ратшбум», когда вражеский наводчик с согнутой спиной склоняется над замком, он обрушивается и катится в сторону.
Пулеметная очередь двигается, грохоча и раздробляя штабель боеприпасов. Двое артиллеристов, которые поспешно хватают свое оружие, постигает судьба наводчика.
Каминский прыгает через станину раздвижного лафета орудия противника, внезапно останавливается, приседает и дает знак следующим группам идти на позицию, в лощину у подножия склона. Все пулеметы Максим противника яростно грохочут с высоты Колодези.
Через ручей проносятся танковые снаряды к середине склона. Зажатые на просеке танки Pz-IV ведут огонь ими.
Каминский поднял бинокль. Да, там девятая (рота) должна быть внизу и дальше слева остановилась третья рота. Остатки первого взвода снова предоставлены сами себе.
Трах - бах!
Проклятье, снова обстрел прямой наводкой! И большая часть обоих других взводов все еще не может сюда прорваться, имея между нами берег, полосу болота и трясины.
«Ешко!»
На секунды позже рядом с командиром взвода падает (на землю) один ефрейтор.
«К Экке! Снова быстро!» приказывает Каминский связному, «мы захватили орудие. Отвлекаем со всеми ухищрениями. Никакого сигнала! Мы сразу быстро выбегаем!»
Последний вздох, самое тщательное наблюдение в разные стороны. Каминский проводит указательным пальцем по правому краю каски и подгибает правое колено.
«Приготовиться... быстро!»
Солдаты, слаженно один за другим, бросаются наверх. Они охватывают русскую легкую полевую гаубицу с двух сторон. Расчет орудия противника не отходит, решая защищать свое орудие.
Нападение слабых групп красноармейцев отражается. При этом три солдата третьего взвода получают ранение. К счастью, фельдфебель Шпорлейн на месте и может позаботиться о раненых.
«Все за дело!» распоряжается Каминский, между тем, «дело пошло!»
Они действуют слишком охотно. Захваченная пушка направляется в сторону противника.
Вскоре после этого первый снаряд покидает ствол. Шестой выстрел «щелкает» по лежащей полукругом вокруг Колодези траншее. Затем на часть траншеи длиной примерно 60 метров несется взвод Каминского. Фельдфебель с Мартини штурмует три пулеметных очага сопротивления и как первый врывается в деревню.
Другие с юго-востока поднимаются по склону, в поту, с раскрасневшимися лицами, и гонят перед собой гарнизон русских траншей.
«Миль!»
Фельдфебель Каминский поднимается справа. Худой обер-фельдфебель девятой (роты) тяжело подходит к нему и подает руку.
«Ты прибрал к рукам Колодези - ты и никто иной!» говорит он.
«Ну, и вы также!» возражает Каминский и перемещает с беспокойным движениям сигарету в угол рта.
Прибывает командир роты. Каминский и другие командиры взводов рапортуют. Лейтенант Люнинг делает серьезное выражение лица. У русских отняли ключевую позицию Колодези, теперь, однако, нужно твердо и (не считаясь) с потерями удержать достигнутое.
Когда прибудут обещанные танки? – спрашивает один (комвзвода).
Лейтенант уклончиво отвечает и добавляет: «Танки и тяжелое оружие, в общем, все застряло. Мы хотим надеяться, что это будет улажено».
Это не нормально. Обещанные танки находятся в другом месте, чтобы вводиться в бой на новых основных направлениях.
Tags: wirbelwind, Долгострой
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments