mordig81 (mordig81) wrote,
mordig81
mordig81

Category:

Немецкой суд в годы ВОВ: советский взгляд на одно "преступление"

Каждые 2-3 месяца прочесываю сервис books.google.ru проверочными словами: Shisdra, Wirbelwind, Жиздра, Гретня и т.д.. Последний улов принес мне в сети книгу Andreas Toppe "Militär und Kriegsvölkerrecht" - на 393 странице данного исследования (в немецком не силен, поэтому очень поверхностно могу говорить о теме книги) глаз зацепился  за знакомые слова.
Мой перевод текста - очень непрофессиональный:
Это будет отчетливо установлено в другой раз в судебном производстве, которое было проведено на советском театре военных действий. Здесь вел разбирательство военно-полевой суд 286-ого охранной дивизии, которое принадлежало к тыловым войскам прифронтового района ГА "Центр", под председательством военного судьи доктора Кары 30 июня 1943 случай советского врача Николая Александровича Амирова, который был обвинен в убийстве. Амиров проходил службу как фельдшер в военном госпитале 387-й сд, которые оборонялась с конца июля 1942 на территории у Брянска. Когда 11 августа 1942 в этой области в рамках второго немецкого летнего наступления началась операция "Смерч", советская дивизия взяла немецких военнопленных в сохранении (в целости и сохранности?), среди которых было несколько раненных. По данным Амирова тяжелее всех был ранен один из них, один ефрейтор, и его спасение было возможным. Его диагноз, по словам Амирова данных суду, он сообщил комиссару Туманевичу, после чего он дал ему команду застрелить немецкого военнопленного. После его отказа Туманевич три раза повторил свою команду. Так как он опасался "наихудшего" в случае его отказа, он, наконец-то, застрелил немецкого военнопленного.
В дальнейшем идут как я понял номера статей из немецких судебных кодексов и приговор - смертная казнь.
Кажется все понятно - злобные русские захватили немецких пленных и еврейский комиссар приказал забить на мясо расстрелять немецкого тяжелораненого солдата. Однако, рассмотрим ситуацию с нашей и даже немного с немецкой стороны: Речь идет о неудачном наступлении частей 134-й пд 41-й ТК 2-й ТА ГА "Центр"на оборону 387-й сд 16-й А ЗапФ 11 августа 1942 в ходе операции "Wirbelwind". 134-я пд должна была по плану нанести удар по дороге Дудоровский – Дудорово - Медынцево, таким образом расчистить ее для ввода 17-й тд. Предложение командира дивизии Ганса Шлеммера нанести удар по линии Крапивна – Веснины был отклонено командиром корпуса Гарпе. Утром 11 августа 439-й пп, сбив советское боевое охранение, из-за сильного тумана буквально напоролись на главную линию обороны 387-й сд. Наступление захлебнулось в 100 м от советских позиций., а из-за потери телефонной связи немецкая пехота оказалась без поддержки артиллерии. Туман редел, а советские пехотинцы и артиллерия усиливала огонь по ротам. К 6.00 стало понятно, что наступление провалилось, несмотря на то, что левофланговые роты 439-го пп заняли выс. 239,5. В 10.00 дивизия приказала отойти на исходные позиции – около 14.00 439-й пп отошел в Дудоровский. Было потеряно 2 пехотных орудия, ПТО, миномет, станковый пулемет, а так же 7 ручных и 10 МП. Потери дивизии в личном составе: 79 убитых (4 офицера), 366 раненных (11 офицеров), 25 пропавших без вести (1 офицер). Части 387-й сд отчитались о захвате 11 ручных пулеметов, 2 батальонных раций, 1 пушки и 20 пленных (среди которых видимо был и тяжелораненый ефрейтор).
Но если с фронта атака была отражена, то атаки с тыла никто не ожидал - 11-я тд 53-го АК 2-й ТА, прорвавшая оборону 346-й сд, в 16.30 захватила танковым полком д. Речица, в тылу 387-й сд. Немецкая разведка решила прощупать близлежащее на запад село - Старица:  Расположенные тыловые части 387 сд в оврагах, что севернее и северо-восточнее с. Старица: 471 омсб, ДОП, ревтрибунал, прокуратура, ОО НКВД вечером 11/8/42 приняли бой с просочившимися группами автоматчиков и мотопехотой противника. Силы были неравные. Противник имел численное превосходство. Для помощи тыловым частям решение командира дивизии были посланы в район с. Старица 1сб 1273 сп и взвод ПТР, которые держали оборону с. Старица до 13/08/42.
471-й омсб - это медсанбат. В ночь на 12.8.42 471 омсб при помощи роты учебного батальона вынес раненых и захватил часть инструментов и медикаменты - сосредоточился в районе Никитское, машины МСБ были захвачены противником.
Вспоминает Мария Тимофеевна Плескачевская, выпускница Акмолинского медицинского училища, военфельдшер 471-го медсанбата: "...Ночью фашистские танки прорвали оборону соседней дивизии и, вклинившись в расположение нашей дивизии, остановились в сотне метров от оврага, где мы замаскировали тяжелораненых, нетранспортабельных бойцов. Не помню, как пережили день, а ночью из-под носа врага на носилках выносили раненых в лес, за несколько километров. Руки были в кровавых мозолях, казалось, что последние силы покидают. Но, передохнув две-три минуты, возвращались за оставшимися. Трое суток без пищи, отдыха и сна передвигались по лесу вперед, унося на руках полевой госпиталь. И вот впереди показался незнакомый хуторок. Послали разведку - нет, фашистов там не было. Можно разместиться в одном из свободных домов. Но не прошло и часа, как мы услышали знакомый рев, а вскоре увидели на перекрестке дорог вражеские танки, направляющиеся к нашему хутору. Все мы приготовились достойно встретить смерть. Она была неминуема. Но вдруг из-за леса, на небольшой высоте, появились наши "кукурузники". Они подорвали четыре танка, внесли такую панику в ряды немцев, что остальные резко повернули и уехали. Вскоре за нами прислали автомашины, и раненых эвакуировали".
Справедливости ради отмечу, что Мария Тимофеевна датирует августовские события 6-7 июля 1942 и прорыв произошел в начале в полосе 346-й сд, слева через одну дивизию (350-ю) от 387-й сд.
В дальнейшем к 13 августа войска 41-го ТК и 53-го АК создали неплотное с севера кольцо окружения вокруг частей 387-й, 350-й и западной группы 346-й сд. В ночь на 14 августа части трех дивизий пошли на прорыв: Командир дивизии (полковник Кулижский, 387-я сд - авт.) с прокурором дивизии, начальник особого отдела, начальник политотдела выехали с КП в 4.00, оставив на КП начальника штаба. В 4.40 при подъезде к Вяльцево, штаб был встречен огнем танков противника, отрезав путь на новый рубеж, в силу чего повернули обратно в х. Пустой, где встретили огонь 15 танков противника, двигавшихся из Холмищи на Медынцево. В Пустой скопилось до 300 подвод обозов трех дивизий, которые бросились в овраг между Медынцево и Пустой, где и были частью расстреляны, частью взяты в плен. Установить порядок не удалось. Часть командиров дивизии была схвачена и расстреляна на месте: комиссар штаба батальонный комиссар Кириченко, НШ майор Комаровский, прокурор Холодов. Полковник Кулижский до темноты просидев в кустах, начал выходить из окружения и вышел к 4.00 22.8 на участке 3 тк.
Таким образом, вырисовывается следующая картина: Через час-полтора после того, как тяжелораненый ефрейтор из 134-й пд был доставлен к Амирову Николаю Александровичу - его более здоровые и полные сил коллеги вышли в тыл 387-й сд, и не только атаковали, но и захватили автомашины медсанбата 387-й сд. То есть возможность эвакуации даже своих раненных была очень затруднена, что же говорить о раненом оккупанте. В этом свете добивание ефрейтора хоть и не выглядит гуманным - было логичным выходом: война есть война. Такая же судьба постигла видимо и остальных 19 военнопленных  - не думаю, что идя на прорыв из окружения советские части стали бы тащить с собой военнопленных. Косвенным доказательством служит количество пропавших без вести за 11 августа 1942. К тому же если кто-нибудь из них смог уцелеть - суд над Амировым мог состоятся намного раньше июня 1943. Однако кто-то из тех, кто видел поступок Амирова, попал вместе с ним в плен и позднее рассказал немцам.

Отмечу, что немцы то же относились к нашим военнопленным более жестоко. Из воспоминаний солдата 3-й ТА, взятого в плен 22-23 августа 1942 в районе Госьково - это буквально 10-15 км на восток от района обороны 387-й сд  11 августа 1942:  В овраге, куда доставили нас с Марковым, было уже человек сорок из нашей бригады. Большинство были ранеными.  (...)
Голодных, измученных, избитых пригнали нас поздно вечером в маленькую деревушку и заперли в широкий сарай. Никто из пленных между собой не разговаривал, не смотрели друг другу в глаза. Из раненых остался всего один человек, остальных расстреляли дорогой.

Полный вариант воспоминаний

P.S. Комиссар Туманевич пропал при выходе из окружения 387-й сд в ночь с 13 на 14 августа 1942.
Фамилия Туманевич
Имя Василий
Отчество Яковлевич
Дата рождения __.__.1901
Место рождения Житомирская обл., Смоленский р-н, г. Возняк
Последнее место службы штаб 387 сд
Воинское звание бат. комиссар
Причина выбытия пропал без вести
Дата выбытия 14.08.1942
Tags: wirbelwind, Долгострой
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 13 comments