mordig81 (mordig81) wrote,
mordig81
mordig81

Categories:

Мордовская Книга Памяти – современный взгляд

Мордовская Книга Памяти – современный взгляд
Прошло 10 лет, как был выпущен в свет последний 9 том Книги Памяти Мордовия – закончена работа над нерукотворным памятником для всех погибших, умерших от ран, пропавших без вести и умерших в плену солдат и офицеров Красной Армии, уроженцев Мордовии и призванных с ее территории. За этот срок была создана электронная база на основе данных бумажного варианта и защищена одна кандидатская научная работа. Теперь уже возможно взглянуть не предвзято и проанализировать работу мордовской редколлегии, которая прекратила свое существование в 1999 году.

История создания Книг Памяти
По данным с сайта soldat.ru: 17 января 1989 года в Политбюро ЦК КПСС было принято Постановление «О Всесоюзной Книге Памяти», ставшее отправной точкой работ над созданием Всесоюзной Книги Памяти периода Великой Отечественной войны. По всей стране вплоть до районов, поселков, трудовых коллективов были созданы редакционные коллегии, которые занялись сбором и обобщением сведений о погибших и пропавших без вести земляках. Основой работы послужили документы районных и городских военкоматов, сведения родственников. Однако, довольно быстро выяснился тот факт, что в районных и городских военкоматах, а также у родственников сохранились далеко не полные данные по персональным потерям военнослужащих (30-50 % от их общего количества в зависимости от региона).
Стало ясно, что без глобальной обработки сведений о потерях личного состава, хранящихся в Центральном архиве Министерства Обороны РФ (далее ЦАМО), Центральном военно-морском архиве МО РФ, архивах пограничных и внутренних войск, Российском государственном военном архиве, и последующей их рассылки на места создание достоверной Всесоюзной Книги Памяти будет невозможным. Было принято решение о компьютеризации донесений о потерях на базе Всесоюзного НИИ документоведения и архивного дела (далее ВНИИДАД) при финансовой поддержке советского Фонда мира. На средства Фонда была закуплена новейшая по тем временам компьютерная техника, запасы расходных материалов, наняты специалисты, которые в конце 1990 г. приступили к работе по вводу сведений о потерях личного состава в базу данных. Поставку подлинных документов осуществляли специалисты ЦАМО. По мере накопления информации происходила ее сортировка по региональному признаку, причем это происходило по нескольким критериям: по месту рождения, при его отсутствии - по военкомату призыва, при обоюдном отсутствии - по месту гибели воина. Рассортированные таким образом по регионам и распечатанные по 9-11 персоналий на листе формата А-4 сведения рассылались по регионам в адрес редакций Книг Памяти.
Они-то и стали основным источником сведений о судьбах воинов и главным подспорьем для работы редколлегий Книг Памяти, на котором исполнители стали строить свою работу. Сопоставление данных военкоматов и ЦАМО иногда выявляло противоречия в описании судьбы воина, но в подавляющем большинстве случаев способствовало выявлению достоверной информации. Многие редколлегии стремились закончить свою работу к 50-летию Победы. Но жизнь распорядилась по-другому: осилить всю работу за 5 лет при условии, что многие рабочие группы областных редакций, суммировавших всю работу районных и городских редколлегий, имели максимум 3-4 стола, шкаф, 3-4 стула и одну печатную машинку, тем более, качественно, было невозможно. Оказалось, что практически по каждому региону тысячи людей так и остались неучтенными, а по сотням тысяч персоналий в изданные тексты Книг Памяти необходимо было вносить изменения. Это произошло потому, что основная часть архивной информации в виде распечаток ВНИИДАД начала поступать в регионы лишь в 1993-95 гг. А к тому времени многие регионы уже сдали в печать не выверенные согласно данным ЦАМО массивы сведений, стараясь успеть выпустить Книгу Памяти к юбилею Победы! Справедливости ради совершенно необходимо отметить самоотверженный труд членов рабочих групп редколлегий, в основном, ветеранов войны и труда. Многие теряли на этой работе здоровье, но продолжали начатое дело. Всем им нужно отдать должное, поскольку, не будь их скрупулезной работы в самом начале пути по созданию Книг Памяти, всем последователям было бы весьма трудно. Ветераны осилили груз сбора первичного материала, который сейчас собрать практически невозможно.
В Мордовии редколлегия Книги Памяти была образована на основе постановления Правительства РФ от 22 декабря 1992 года об издании Книги «Память». В разные годы республиканскую редколлегию возглавляли Тамара Тюрина, Владимир Сироткин и Александр Пыков. Редколлегия получила распечатки ВНИИДАД на 80 тыс. погибших, из них 17 тыс. наших земляков не значились в архивах республики. При работе было выявлено 27 тыс. имен солдат и офицеров без похоронных извещений. Всего было издано 9 томов Книги Памяти Мордовия (22 района республики и г. Саранск). 9 том, изданный в 1999 году, дополнял первые 8 томов. Тираж томов Книги Памяти Мордовия колебался от 2,5 до 4 тыс. экземпляров, полный тираж составил 27 тыс. 500 экземпляров.


Недостатки и ошибки
Книга Памяти республики из-за ряда массы ошибок на фоне остальных книг регионов выглядит ниже среднего. Во-первых, решение Редколлегии заменить причину выбытия «пропал без вести» на «погиб в бою». Многих жителей Мордовии запутала эта словесная перестановка, а последующим исследователям Книги Памяти затруднило анализ потерь. Кроме того, выяснилось, что, не афишируя, заменили так же у многих причину гибели с «умер или погиб в плену» на «погиб в бою», тем самым родные воинов были лишены возможности узнать правду об истиной судьбе родного человека. Во-вторых, непонятно насколько полные списки были получены из ВНИИДАД – в трудные 90-е годы институт ввел плату за получение распечаток. Возможно, поэтому на более чем 130 тысяч данных было получено лишь 80 тысяч данных подтвержденных документами ЦАМО. В-третьих, стараясь ускорить работу, редколлегия пошла на сознательное упрощение данных, которые были ими получены и внесены в Книгу Памяти. Что в распечатках ВНИИДАД, что в похоронках военкоматов республики были даны более полные данные: 1) Были указаны воинские части, до полка (на похоронках ставились в виде печати), иногда указывались полевая почтовая станция или полевая почта. Это позволяло в некоторых случаях, особенно по без вести пропавшим бойцам, установить их место службы и, изучив историческую литературу, указать возможное место гибели. 2) Указывалась точная дата гибели. В нашей Книги Памяти эти данные не сочли нужным вносить, ограничившись месяцем и годом гибели солдата. Между тем для многих до сих пор важно, когда точно погиб человек, чтобы хотя бы знать, когда ставить ему свечу за упокой… 3) Место гибели – 700 метров севернее д. Куклино, заносилось в Книгу Памяти как д. Куклино. Это путало зачастую родственников, так как их родные были погребены в неучтенных военкоматом воинских захоронений – часто ожесточенные бои вокруг деревень и сел образовывали кольцо из братских захоронений, а ухаживаемым и учтенным обычно становилась братская могила в центре села. Из-за этого происходили конфликты, так как фамилии родных родственники не находили на стелах памятников. Все вышеуказанные данные помогли бы родственникам в поиске захоронений своих отцов и дедов.
Есть еще один важный момент. Во время работы редколлегии, ей были доступны многие документы военкоматов, которые сейчас по разным причинам утрачены. Например, сгорели военкоматы в Торбеево и бывшем райцентре Пурдошки, кое-где документы времен Великой Отечественной стали просто уничтожать, т.к. они уже пролежали положенный срок в 50 лет. Да и сколько может выдержать бумага, хранящаяся в условиях далеких от идеальных? Зачастую эти документы в наше время удалены из реестров архивов военкоматов, и им отводится первый попавшийся угол. Теперь же с объединением военкоматов и вовсе не ясна судьба, которая уготована подобного рода свидетельствам… А ведь среди них есть уникальные, как, например, Книга призыва, куда вносились сведения о призывнике, дате его призыва, но самое главное – куда он был направлен, что могло бы оказать большую помощь в установлении его дальнейшей судьбы, когда неизвестно ничего. Таких данных нет в ЦАМО, а они продолжают гибнуть из-за нашей халатности и времени.
Кроме того, Книга Памяти имеет большее количество дублей и ошибок. Так в Книге Памяти Мордовия не указан ни один погибший генерал, уроженец Мордовии: генерал-майор Котельников Яков Георгиевич, командир 19 сд, уроженец Краснослободского района, пропал без вести в октябре 1941 в Вяземском котле; генерал-майор Герасим Васильевич Мухин, уроженец Инсарского района, командир 34-го гв. ск, умер от ран 26 мая 1943; генерал-майор Иван Евграфович Турунов, уроженец Ичалковского района, командир 169-й сд, умер от ран 5 августа 1941; генерал-майор Николай Александрович Дедаев, уроженец Дубенского района, командир 67-й сд, погиб в бою 25 июня 1941. Однако почему-то в 1-м томе указан «пропавшим без вести» генерал-майор Герасимов Иван Михайлович, «родившийся» в Саранске, здесь же призванным. На самом деле к Саранску он отношение только потому, что здесь проживала в эвакуации или у родственников его жена. Мало того, что напутали с этими данными, так еще и «увековечили» Ивана Михайловича как пропавшего без вести в сентябре 1941 года. А вот что пишет в своей книге Свердлов Ф.Д. «Советские генералы в плену»: «Генерал-майор Герасимов Иван Михайлович родился 5 января 1901 года в Санкт-Петербурге в семье рабочего-металлиста. … В ноябре 1940 года окончил Высшие академические курсы при Военной академии Генштаба, и был назначен командиром 146-й стрелковой дивизии Киевского особого военного округа. Уже в середине июля 1941 года дивизия вместе с соседними соединениями была окружена противником. 12 сентября 1941 года отряд во главе с Герасимовым был разбит немецкой частью, а он с несколькими командирами был окружен и захвачен в плен. Находился в ряде лагерей для военнопленных в Германии, а с половины 1943 года - в крепостях-тюрьмах Нюренберг и Ваисенбург. 4 мая 1945 года был освобожден американскими войсками. 29 декабря 1945 года он был арестован и просидел в тюрьме до 1 августа 1953 года. 2 ноября 1956 года был полностью реабилитирован. Умер генерал Герасимов 19 апреля 1968 года в г. Бердичеве». У нас же фамилия генерал-майора выбита на плитах воинов погибших в Великой Отечественной войне около Вечного огня…
А сколько фамилий, искаженных до безобразия и полной неузнаваемости? Вместо Набабадьева – Абабадьев, а красноармеец Василий Бордеев стал на страницах мордовской Книги Памяти Василием Борделем… В каждой работе допускается процент ошибок, но как можно было занести в тома 7 (!) разных районов данные на одного и того же человека? Именно так поступили с красноармейцем Арсением Гурьяновым, погибшем в 1942 году под печально известным Мясным Бором. Никто не забыт, ничто не забыто, но вот Герой Советского Союза, уроженец Большеигнатовского района, Александр Асманов похоже на это право не имел, для него места в Книге Памяти не нашлось. Как и для сотен (а может больше) других сынов Мордовии, забытых при составлении Книги Памяти… И наоборот на страницы попали имена десятков погибших, которые не имеют ровным счетом никакого отношения к республики: они не уроженцы, не были призваны нашими военкоматами и даже их родственники здесь не проживали. Иногда это было из-за ошибок самого бойца или писарей, иногда из-за недостаточности присланных данных создатели, боясь допустить ошибку.
Общее количество погибших, умерших от ран и пропавших без вести в Книге Памяти Мордовия не 130 тыс. 960 человек, как было написано на страницах Книги Памяти, а 130 тыс. 591 (пересчет произведен МРПО «Поиск»). Например, в Зубово-Полянском районе заявлено 9102 человека, а в реальности всего 8772. В результате пересчета выяснено, что в Книгах Памяти Мордовия содержатся данные на 130 тыс. 591 человека, при этом погибли в бою, при исполнении служебных обязанностей и пропали без вести 118 тыс. 172 человека, умерли от ран и болезней – 11 тыс. 909 человек, погибли и умерли в плену – 356 человек, у 46 человек причина не указана. Т.е. из 241 тыс. призванных уроженцев и жителей Мордовии погиб каждый второй, а место гибели известно лишь у 56 тыс. 605 человек, да и то у 4 тыс. 184 человека указан только район, область (страна) гибели. 73 тыс. 878 (!) бойцов и офицеров можно считать пропавшими без вести.
Отдельно нужно отметить вопрос по погибшим в плену – в Книге Памяти Мордовии таких всего 356 человек. Понятно, что каждый из них боль для родных, в советское время даже большие препоны в карьерном росте, выезде за границу или просто шипение за спиной « а у них отец (дядя, брат и т.д.) в плен сдался». Однако на сегодняшний момент в ОБД-Мемориал выявлено более 2500 уроженцев Мордовии, умерших в плену. Часть из них не значится в Книге Памяти, другие «замаскированы» под погибших в бою (при этом дата гибели дана по дате гибели в плену, а не когда он пропал без вести), но какая-то часть погибших в плену для своих родственников все еще пропавшие без вести и даже не внесены в Книгу Памяти Мордовия.
Все вышеуказанные недостатки не дают основания для отрицания всех данных в Книге Памяти, но намного снижают ее ценность и должны побудить к дальнейшему совершенствованию Книги Памяти. На последнем замечании надо остановится подробнее: закрытие редколлегии было большой ошибкой – не столько для совершенствования Книги Памяти Мордовия, как для запросов родственников о судьбе своих родных в годы ВОВ (сейчас эту функцию неофициально взял Мемориальный музей Военного и Трудового подвига 1941-1945 гг.). В 1999 году при закрытии редколлегии казалось, что новых источников для совершенствования Книги Памяти Мордовия нет – через 11 лет ситуация кардинально изменилась. Еще в 2006 году правительством РФ было принято решении о создании на основе фондов ЦАМО электронной базы данных, доступ к которой шел через сеть Интернет. На сегодняшний момент создание Объединенной базы данных «Мемориал» (obd-memorial.ru) завершено (в основе фонды ЦАМО, военно-морского архива, началась работа над фондами военно-медицинского архива). Многие родственники получили возможность напрямую из архивных источников узнать о судьбе своих родных из первичных документах о потерях. Больше того, сейчас на сайте soldat.ru выложены справочники полевых почт и станций, условных наименований в/ч, а в послевоенные время запросы в военкоматах (они есть так же в ОБД-Мемориал) принимали на основе последних писем от солдата. Сейчас возможно расшифровать эти данные, то есть узнать часть, в которой служил солдат, а зная временной промежуток и, используя историческую литературу, очертить район, где пропал без вести солдат. Пропал без вести – это когда у воинской части, где служил солдат нет данных о его судьбе – он мог как погибнуть в бою, так и подобран раненным санитарами другой воинской части, а так же попасть в плен.
Таким образом, на текущий момент есть все условия для обновления и пополнения данных в Книге Памяти Мордовия – в январе 2008 года в Главе Республике Мордовия было написано коллективное письмо (Мемориальный музей Военного и Трудового подвига 1941-1945 гг.; Мордовское Республиканское Патриотическое Объединение «Поиск»; Архивно-Поисковая группа «Броня») с предложением возобновить работу редколлегии с целью создания новой Книги Памяти Мордовия, используя ресурс ОБД-Мемориал. Однако, никакого официального ответа за два прошедших года не было получено…
Энтузиастами в течение года удалось сверить 2000 данных на бойцов и командиров РККА (из 7672 фактически содержащихся по городу Саранск): из них у 1359 были добавлены воинские части или последний почтовый адрес, у 1210 - точная дата гибели или когда пропал без вести, у 135 – дата и место призыва, у 138 – места гибели. Если такая тенденция продержится по всей Книги Памяти - то чуть больше 9000 пропавших без вести обретут места гибели или захоронения. Но видимо все это меркнет перед «огромными» задачи Правительства Республики Мордовия по подготовке к празднованию 1000-летия дружбы русского и мордовского народов.

P.S. Сейчас «мордовские начальники» опомнились и в быстром порядке (до апреля месяца!) нужно создать 10-й дополнительный том Книги Памяти. По сути, это все «отмазка» - нужны не дополнительные тома, а вновь создать редколлегию Книги Памяти и поручить ей к 2015 году дополнить и обновить Книгу Память.

P.P.S. Как пример учета погибших, раненных и без вести пропавших: 326-ю сд, которая формировалась в Мордовии – в период с 18 августа по 5 сентября 1942 года дивизия потеряла убитыми 927, ранеными 2856, пропавшими без вести 1738, попало в плен 2, заболело 16, всего 5539 солдат и командиров дивизии (большая часть из Мордовии). Отмечу, что дивизия в основном вела наступательные бои и заняла большую часть территории, на которой вела бои и все равно количество без вести пропавших почти в 2 раза больше чем известно убитых. Несмотря, на миф о том, что Красная армия своих бойцов не считала – командование 16-й А отреагировала на эти цифры: 30 августа 1942 (видимо это вывод еще по предварительным цифрам поданным ранее) генерал-лейтенант Баграмян издает приказ № 0090, где говорится: «Этот возмутительный факт (1738 человек без вести пропавшими - авт.) явился следствием плохой работы штабов 5-го гвардейского стрелкового корпуса, 326-й стрелковой дивизии, слабого руководства и контроля за их работой со стороны командования этих соединений. Приказываю: 1. Командиру 5-го гвардейского стрелкового корпуса назначить расследование состояния учета людей в 326-й стрелковой дивизии и виновных привлечь к ответственности. 2. Командиру 326-й стрелковой дивизии послать своих представителей в медсанбаты и госпиталя других соединений для учета раненых, умерших бойцов и командиров с последующим исключением их из числа без вести пропавших. Организовать сбор убитых и их похороны. 3. За невыполнение приказа НКО № 450 1940 года об учете людей командира 326-й стрелковой дивизии полковника Карамышева и Военного Комиссара полкового комиссара Петрова - предупреждаю. Начальника штаба 326-й стрелковой дивизии подполковнику Карпову, Военному комиссару штаба 326-й стрелковой дивизии батальонному комиссару Блинову - объявляю выговор.» И сразу все выясняется: «Главная причина этого (большого количества без вести пропавших - авт.) состоит в том, что в первых же боях стрелковые подразделения потеряли не только большое количество бойцов стрелковых подразделений, но и писарского состава. К 25 августа писари выбыли из строя почти во всех стрелковых батальонах. Так в 1101 сп, который первым вступил в бой писарский состав рот и батальонов почти весь выбыл убитыми и раненными уже за время первых четырех дней боев. Только после большой работы, работники штаба дивизии удалось внести уточнения в явно преувеличенные данные о пропавших без вести и по невыясненным причинам. В результате по состоянию на 1 сентября из цифры 1738 подлежало исключению 317 человек, а потом 668 бойцов и командиров обнаруженных в медсанбатах и госпиталях других соединений. С 1 по 4 сентября были разысканы еще 52 человека раненных, находящихся в одном из армейских госпиталей. На оставшиеся 700 человек штаб дивизии получил оформленные акты команд погребения, подтверждающая, что значительная часть бойцов, считающихся без вести пропавшими, в действительности погибли и были погребены неопознанными, так как у многих никаких документов не было.»
Tags: Поиск
Subscribe

  • Перевод ЖБД 2 мп 2 тд за 17.11.1941

    Френд fedin_alek123 сделал перевод ЖБД 2 мп 2 тд за 17 ноября 1941 года - разрешил выставить у меня: 17.11.1941 Утром туман, днём…

  • Западная архивная революция

    Пока мы хвалимся нашей ПамятьНарода (без сарказма - прекрасный сайт, главное чтобы оттуда документы не убирали) "коварный Запад" тоже не…

  • Вопрос

    Может кто знает и подскажет - вообщем в архивных документах идут иногда листы - то есть где пронумерована лицевая сторона, хотя текст на обоих…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments